Генуэзская крепость в Судаке (текст экскурсии)

Генуэзская крепость в Судаке. Крепостная стена Крым экскурсии экскурсовод гид

Судакская генуэзская крепость. Раньше мы водили свои группы сами по крепости. И текст нам выдавали. Вот такой текст я и решила сегодня выложить на своем блоге, и вспомнить.

Но в начале пусть будут фотографии из моего архива, а под ними — текст экскурсии. Кстати, это уже сокращенный вариант. Выдаваемый экскурсоводам оригинал намного длиннее был. :)

Передовым укреплением Судакской крепости являются её ворота. С них начинается знакомство со всем оборонительным ансамблем города.

Комплекс ворот — центр нижнего яруса обороны, огромной подковой охватывающего г. Крепостную по северным и западным склонам. Из-за особенностей рельефа на месте главных ворот был наиболее удобный проход на территорию города, к ним в первую очередь устремлялись и враги города. По этой причине комплекс ворот был хорошо укреплен.

Сохранился последний вариант ворот, состоявших из двух привратных башен, проездной части ворот и барбакана, усиливающего защиту входа в город. Перед ним существовал глубокий ров восьмиметровой ширины, через который можно было пройти по перекидному мосту.

Барбакан (от древнеанглийского слова barbaco – окружать) представляет собой полукруглое укрепление выступающие перед воротами на север. Небольшая территория барбакана в ходе военных действий простреливалась насквозь перекрестным огнём с башен и стен и превращалась в «зону смерти» для неприятеля. Археологические исследования барбакана показали, что до появления этих оборонительных сооружений здесь были городские постройки предшествовавшего периода.

Привратные башни сохранились очень хорошо, это мощные трёхэтажные сооружения с амбразурами в верхних этажах и бойницами в нижних. Завершаются башни боевыми площадками с зубцами, от которых остались только консоли. Закладные плиты этих башен называют имена консулов, в период правления которых эти башни были поставлены: западная носит имя Джакомо Торселли и датируется 1385 г., восточная – Барнабо ди Франчи ди Пагано, построена в 1414 г.

Во время военных действий в башнях находились войска ополчения, в мирное время — воины-привратники. Дважды в сутки они опускали и поднимали городские ворота, находящиеся между башнями. Полотно ворот (или решётка) не сохранилось, но о его мощи можно судить по ширине пазов, в которых двигались ворота с помощью системы блоков и отвесов.

Геральдическая плита над проездной частью ворот говорит о строительстве сооружений ворот в 1389 году при консуле Баттиста ди Зоали.

Центральная городская площадь. К главным городским воротам Солдайи примыкала небольшая торговая площадь, на которой были сконцентрированы все основные городские учреждения. Католический кафедральный собор Девы Марии, греческий кафедральный собор Св. Софии, здание лоджии коммуны (ратуши), рынок и таможня.

Все внутрикрепостное пространство, ныне пустующее, в древности было плотно застроено жилыми домами и культовыми постройками. На его территории, составлявшей не более 20 га, а также на посадах примыкавших с севера и северо-востока к крепостным стенам, как выяснила перепись населения 1249 г., определившая размер выплат золотоордынскому хану, проживало около 8 тыс. населения. Для средневековья это очень большая цифра. Жилые дома средневекового Судака располагались на террасах, спускавшихся по склону Крепостной горы. С севера на юг было направлено пять улиц, которые соединялись узкими переулками, проходившими по краям террас. Дома в городе были как минимум двухэтажными. Нижний этаж – каменный, использовавшийся в хозяйственных целях, фиксируется при раскопках. Второй, а иногда и третий этажи домов строились из дерева или сырцового кирпича (самана). Именно это обстоятельство подтверждает сведения арабского путешественника Ибн-Батуты, что все дома в городе деревянные.

На территории города находилось также множество христианских часовен и небольших  храмов. В праздники почти всё население города собиралось в больших соборах. В обычные дни жители отдельных кварталов посещали близлежащие часовни, которые могли вместить не более 10-15 человек. Одна из таких часовен сохранилась почти у самой вершины горы. Этот храм получил у археологов условное название «храма на консолях». Название объясняется одной особенностью его архитектуры, которая заключается в том, что его две полукруглые алтарные апсиды, выступающие за пределы фундамента, покоятся на профилированных каменных кронштейнах.

За пределами крепостных стен в радиусе 600-800 м, как выяснили археологические исследования, располагались постройки городского посада, где расположены были усадьбы в которых проживали ремесленники и где находились их мастерские. По нормам средневекового городского права любое производство, связанное с огнём (гончарное, металлообрабатывающее, а в нашем случае и бани), должно было быть вынесено за пределы жилых кварталов. При размещении ремесленных мастерских должно было учитываться даже господствующее направление ветра, для того чтобы искры не могли попасть на крыши жилых домов.

Возле внутреннего проема городских ворот находилось здание таможни, которое состояло из двух основных помещений, одно из которых в зимнее время обогревалось при помощи камина. Со стороны площади стены таможни была прорезаны, очевидно, застекленной аркадой (по-итальянски logia –аркада, –балкон). У входа в здание, непосредственно примыкавшего к городским воротам взималась таможенная пошлина у купцов, привозивших в город различные товары. Пошлиной облагался любой товар, включая зелень и дрова. Торговцы, привозившие для продажи в город дрова, были обязаны скинуть с воза одно полено, которые использовались для обогрева общественных зданий. Это здание охранялось караулом солдат, а внутри его находились запасы вооружения. В одном из помещений таможни при археологических раскопках была найдена груда из 600 каменных ядер.

Склоны горы, на которой располагается город абсолютно безводны, поэтому главной задачей городской администрации было решение вопроса о водоснабжении Солдайи. Ближайшие источники воды находятся на горе Перчем в 3 км к северу от крепости. В средние века источники были каптированы. Каптаж представлял собой, заглублённую в грунт каменную ванну, открытую одной стороной к источнику. Из каптажа вода по глиняным водопроводам  могла поступать на многие километры от источника. Водопровод состоял из глиняных секций длиной около 50 см, которые вставлялись одна в одну. Швы между ними промазывались гидроизолирующим раствором. Водопровод действовал по принципу сообщающихся сосудов. Поскольку источники находятся высоко над уровнем моря, вода по ним поступала даже в цистерну Консульского замка. На случай засухи или порчи водопровода в городе были построены цистерны для хранения воды.

Мы находимся возле этих цистерн построенных в 1375 г. во время правления консула Лодисио ди Монтальдо. Цистерны были герметично закрыты. Двери и окна появились уже после реставрации.  В обычное время вода заполняла цистерны до потолка и оттуда поступала в многочисленные городские фонтаны. В случае неисправности цистерны одна из ее стен разбиралась, и вода черпалась из самой цистерны. Малая цистерна вмещала не менее 183, большая – около 350 кубических метров воды. В XVIII в. большая цистерна использовалась российским гарнизоном как склад для вооружения, после чего в её стенах остались гнёзда от деревянных стеллажей.

Администрация города следила за поддержанием в исправности городских водопроводов, с этой целью, по данным «устава генуэзских колоний», она выплачивала ежемесячно крупную сумму мастеру, наблюдавшему за их состоянием. Из этих же общественных водопроводов воду использовали для полива виноградников, поскольку в генуэзский период жители Солдайи активно занимались разведением винограда, а за справедливым распределением воды между владельцами виноградников следила комиссия в составе двух человек – одного итальянца и одного грека.

Башня Паскуале Джудиче. На примере этой башни можно рассмотреть устройство генуэзских башен Солдайи.  Башни в основном были трехстенные четырехъярусные. Нижний ярус, защищенный стенами с четырех сторон,  обычно являлся складом для вооружения и боеприпасов. Стены второго яруса, прорезанные узкими вертикальными амбразурами, предназначенные для стрельбы из луков и арбалетов. В стенах третьего этажа находятся широкие прямоугольные окна, предназначенные для стрельбы из баллист. Они представляли из себя вид большого арбалета и метали каменные ядра весом до 6 кг и заточенные бревна. Верхний четвертый ярус находился под защитой ряда зубцов. В большинстве башен на первом этаже находились караульные помещения с печами для обогрева в зимнее время. Наличие их предполагает устройство кровельного перекрытия над зубцами большинства генуэзских башен Солдайи. Со стороны внутрикрепостного пространства эти башни до уровня второго яруса закрывались дополнительными стенами с дверными проёмами.

На каждом из своих сооружений генуэзцы устанавливали закладные плиты, на которых содержалась информация о времени строительства и принадлежности постройки. В верхней части плиты находятся несколько строк латинского текста. Дословно надпись этой плиты переводится следующим образом: «Это здание повелел построить благородный муж и достопочтенный консул Солдайи Паскуале Джудиче в первый день августа 1392 года». В нижней части плит находится поле, где изображено три шита с гербами. На центральном щите – герб Генуи, слева от него – герб генуэзского дожа (высшего административного лица генуэзской республики), справа герб рода, из которого происходил консул, построивший башню – рода Джудиче. Поле, в котором находятся гербы, заполнено своеобразным орнаментом, который получил у искусствоведов наименование «сельджукского стиля». Этот стиль распространился в Малой Азии в период господства там турок-сельджуков и был характерен для искусства стран Закавказья и Византии XII-XV вв. Появление такого орнамента на плитах западноевропейского происхождения говорит о том, что плиты изготавливались местными мастерами из греческих или армянских ремесленных артелей. Также из местных жителей состояли артели, выполнявшие строительные работы; итальянцы были только заказчиками сооружений.

Время властвования генуэзцев в Судаке длилось с 1365 по 1475 гг. После падения Константинополя в 1453 г. и захвата турецкими султанами черноморских проливов связь черноморских колоний с метрополией значительно усложнилась. Чёрное море постепенно превращалось во внутреннее море Османской империи. 31 мая 1475 г. к Крыму подошла эскадра турецкого полководца Кедук Ахмед Паши. Первоначально турецкое войско осаждает Каффу — столицу генуэзских колоний на Черном море. После трехдневного сопротивления предатели открыли ворота города. В отличие от Каффы, жители Судака мужественно защищали свой город. Последние защитники Солдайи закрылись в одной из самых больших церквей в городе и продолжали защищаться, но турецкие солдаты обложили здание хворостом и подожгли его, защитники  задохнулись от дыма.

Находясь под властью Османской империи Судак стал центром судебно-административного округа — кадылыка, простиравшегося по южному побережью Чёрного моря до Алушты включительно. Местные жители не покинули город и продолжали проживать в нем. По переписи 1542 г. в городе проживало 240 греческих, 27 армянских и 24 мусульманские семьи. Для защиты крепости турки разместили там гарнизон, состоящий всего из 10 солдат. Этого количества воинов едва хватало для защиты полуразрушенных стен Судака. В первой половине 17 в. когда в Крым стали направлять свои походы запорожские казаки, жители города в страхе перед военной опасностью разбежались по окрестным деревням, находившемся вдали от побережья. Турецкий путешественник Эвлия Челеби, посетивший Судак во второй половине 17 в. уже не застал здесь ни одного мирного жителя. Он увидел здесь только 50 турецких солдат, которые должны были наблюдать за передвижением казацких судов-чаек. В турецкий период в Судаке было построено две большие мечети, одна из которых находилась в центральной части крепости и называлась Аджу-Бей-Джами, фундаменты которой открыты археологами в1991 г.

Во время первой (1768-74 гг.) русско-турецкой  войны в 1771 г. отряд российских войск без боя занимает Судак. В период между 1-ой и 2-ой русско-турецких войн, в Судакской крепости был расквартирован военный гарнизон, состоявший из кавалерийской роты Кирилловского полка. Гарнизон должен был защищать город, перешедший к Российской империи, от возможного нападения войск турецкого султана. Во время строительства пяти казарм для российского гарнизона в крепости были окончательно разрушены  сохранившиеся к тому времени на территории крепости постройки. Гарнизон простоял в Судаке до 1816 г.

На месте «Кирилловских казарм» установлены две пушки, имеющие свою особую историю. Во время Крымской войны в 1854 г. в виду Судака двумя английскими линейными кораблями был подбит  и затонул российский фрегат. За спасение команды корабля, казны и артиллерии начальнику судакского порта Паскевичу командиром затонувшего фрегата были подарены два орудия, которые прежде чем попали в музей, украшали вход на дачу Паскевича.

Полукруглая башня (бастея), рядом с которой мы находимся, — единственная башня круглых очертаний в Судакской крепости. Относится к генуэзскому периоду и возведена в сер. ХV в. Во время раскопок 1928 г. под вымосткой внутри башни были открыты фундаменты более ранней трёхстенной башни, разрушившейся из-за износа фундаментов около 1455 г. Верхняя часть стен башни, как и на других подобных башнях Крыма, была украшена аркатурными поясами. К середине XV в. распространяются большие осадные пушки. Полукруглые очертания башни позволяли каменным стенам лучше противостоять ударам ядер огнестрельных орудий. Форма и конструктивные особенности башни полностью соответствуют подобным сооружениям генуэзской крепости Чембало (на окраине современной Балаклавы).

Храм, фундаменты которого, раскопаны археологами в 1989-90 гг. был построен в XIII в. греческой христианской общиной Сугдеи. К этому времени относится восточное помещение. Храм представлял собой обычную, для византийской архитектуры XII-XV вв., однонефную постройку с полукруглой апсидой на востоке. Это был самый распространенный тип восточно-христианского приходского храма. Алтарная часть отделялась от основной части храма невысокой каменной алтарной преградой с одним проходом в центре. Привычных для нас высоких иконостасов в то время не было. Они появились впервые на Руси в эпоху Андрея Рублева и после этого распространились по всему православному миру. Вдоль стен храма расположены каменные скамьи, что также необычно для современных православных храмов. Однако церковными предписаниями в позднем средневековье такие скамьи разрешалось сооружать для отдыха прихожан во время утомительных ночных богослужений. Объем песнопений во время всенощного бдения в те времена многократно превышал современный. Такое богослужение на ногах мог выдержать не всякий священник. Для отдыха прихожан во время таких богослужений как раз и предназначались каменные скамьи.

В золотоордынский период часть храмов Сугдеи было заброшено, в том числе и этот. Уже при генуэзской власти храм был восстановлен и использовался армянской общиной города. Именно тогда к его западной стене пристраивается почти квадратное сооружение. Его сооружение связано с особенностями армянского богослужения. В Армении, которая долгое время была под властью иноземных захватчиков, сформировалась своеобразная традиция. Во время литургии никто из прихожан не должен был видеть обряд пресуществления даров – самой священной части христианского богослужения. Это делалось с той целью, чтобы никто из язычников случайно не оказался его свидетелем. Прихожане ожидали выноса святых даров (освящённого хлеба и вина) в специальном притворе — гавите, который иногда по площади превосходил размеры самого храма. Гавит этого храма использовался также с целью погребения наиболее знатных представителей армянской общины Судака.

На этом участке видны остатки фундаментов первоначальной крепостной стены, которая по технике кладки отличается от генуэзских крепостных стен, расположенных рядом. Стены сложены в своеобразной технике кладки, которая называется кордонной. Лицевые панцири  сложены  из плит жёлтого песчаника так, что один камень в ряду укладывался лицевой частью наружу, а другой – уходил торцовой частью в глубь стены. Внутренняя часть стены заполнена необработанным камнем на известковом растворе. Известковый раствор представлял из себя обычную гашеную известь которая в течение нескольких лет выдерживалась в периодически сменявшейся воде. В процессе выдержки в воде растворялись соли, которые впоследствии могли разрушить раствор. После такой подготовки раствор получался очень крепким и с течением времени он не только не разрушался под воздействием низких температур и влаги, но и приобретал более крепкие свойства в отличие от современного цемента.

На участке куртин XIV и XV в разные годы археологами были исследованы многочисленные памятники, относящиеся к хазарскому периоду истории Сугдеи. Наиболее интересные находки сосредоточены в средней части куртины XV. Здесь зафиксированы остатки трёх последовательно сменявших друг друга святилища, связанные с культом огня. Наличие языческих святилищ говорит о роли нехристианского, прежде всего, тюркского (болгары, хазары) населения города во второй половине VII-X вв. Ко второй половине IХ – первой половине Х вв. относится святилище, находившееся внутри крепостных стен. Оно состояло из группы очагов и построек с глинобитными стенами на плетнёвом каркасе. В очагах совершались культовые жертвоприношения, во время которых сжигались различные предметы: наконечники стрел, удила, монеты, стеклянные и керамические сосуды, а также культовая пища. В середине Х в. начало функционировать другое святилище за пределами крепостных стен. За более чем 50-ти летний период у крепостной стены вырос холм из пепла и золы высотой около 10-ти м. Здесь также происходило сожжение ритуальной пищи в керамических сосудах. Одновременно в огонь попадало большое количество разнообразных металлических предметов, стеклянных сосудов и браслетов, монеты, глиняные статуэтки, которые являются ценным информативным источником и характеризуют материальную культуру того времени.

К западу от святилища, внутри крепостных стен раскопаны остатки железоделательной мастерской второй половины IX – первой половины Х вв. представлявшая собой двухкамерную постройку, пристроенную к оборонительной стене. Восточное помещение с остатками пода печи — являлось мастерской, западное было жилым. В нём было найдено более десятка амфор и кухонная посуда.

К хазарскому периоду (VIII-IX вв.) относятся четыре каменные склепа с коробовыми перекрытиями на участке куртины XIV. Склепы по основной оси ориентированны с севера на юг. Они исследованы в 1985/88 гг. И.А. Барановым, и были предназначены для погребения городской знати Сугдеи. В конструкции погребальных сооружений и обряде захоронения присутствуют византийские черты, на стенах сооружений во время исследований были зафиксированы надписи христианского содержания. Предметы, сопровождавшие умерших, относятся к кругу вещей бытовавших в тот период на обширной территории Хазарского каганата.

В середине XIV в. на месте разрушенных ордынцами крепостных стен были сооружены несколько производственных построек. Одна из них построенная с применением сырцовых кирпичей использовалась в качестве сахароварни. Населению Северного Причерноморья не был известен сахар из сахарного тростника и свеклы, и его варили из фруктовой и виноградной патоки. В одном из помещений сахароварни были обнаружены пифосы, заполненные виноградными косточками. В другом помещении у стены находилось пять бронзовых котлов с небольшим отверстием в коническом дне. Эти котлы, подвешенные друг над другом, служили фильтром для сахара различного качества. Самый чистый — белый сахар стекал в нижний сосуд.

На участке куртины XIV раскопаны три вытянутых по оси восток – запад помещения, в которых расположены были косторезная и литейные мастерские. В помещениях во время раскопок был найден богатый набор глазурованной посуды, которая, очевидно, украшала стены постройки.

Башня Лучано ди Фиески. Эта башня была построена в 1409 г. при генуэзском консуле Лучано ди Фиески ди Лавани. На её западной стене сохранилась закладная плита. В отличие от других плит Судакской крепости, на этой плите находится 8 щитов с гербами, четыре из которых являются гербами рода ди Фиески. Представители этого рода были графами небольшого лигурийского городка Лавани. Из рода Фиески происходили два римских папы Иннокентий IV (1243-54 гг.) и Адриан V (1276 г.). Две фигуры, расположенные по краям плиты, изображают славных предков консула, построившего башню. Два щита оказались незаполненными никаким гербами. Первоначально они предназначались для гербов генуэзского дожа. Однако в год строительства башни Генуя потеряла независимость и вошла в состав Французского королевства. От имени французского короля в Генуе правил маршал Франции – Бусико, а дожеская форма правления была забыта в Генуе на несколько лет. В отличие от других башен Судакской крепости эта башня была перекрыта каменным сводом, это говорит о том, что она была приспособлена для жилья в зимнее время. Вероятно,  только она могла быть резиденцией кастеляна нижней крепости Солдайи.

Вообще территория генуэзской Солдайи делилась на три части: цитадель – замок св. Ильи, нижний город – крепость Св. Креста и портовое предместье. Охраной двух первых замков Солдайи заведовали кастеляны, т.е. начальники крепостей. Резиденцией кастеляна замка св. Ильи служила башня святого Ильи ныне Дозорная или Девичья башня на вершине горы Крепостной, а резиденцией кастеляна замка Св. Креста – башня Лучано ди Фиески. Для охраны крепостных стен Солдайи генуэзская администрация нанимала от 20 до 80 солдат -стипендиариев, получавших достаточно высокое ежемесячное жалование. Для охраны крепости Св. Креста назначалось в полтора раза большее количество наемников, чем в замок св.Ильи. Однако  20 наемных солдат явно не хватало не только для защиты крепости, но даже для её охраны. Поэтому, все мужское население города в ночное время попеременно обязано было выходить на крепостные стены и охранять их. За уклонение от несения караульной службы генуэзская администрация налагала на нарушителей высокие штрафы.

Башня Коррадо Чигала. Эта башня во внешней линии обороны единственная, которая имеет четырёхстенный план. Башня трёхярусная, на уровне второго яруса четыре стены башни прорезаны вертикальными бойницами. Длительное время она была угловой башней отдельного, замкнутого оборонительного комплекса в восточной части крепости. После строительства башни Лучано ди Фиески две башни были соединены крепостной стеной, которая своим торцом закрыла от обзора закладную плиту башни Коррадо Чигала. В сер. XIX в. эта плита была найдена в усадьбе соседнего помещика, в настоящее время хранится в Одесском археологическом музее. Латинский текст её гласит: «Это сооружение построено во время правления отличного и могущественного мужа, господина Коррадо Чигала консула и кастеляна Солдайи в 1404 г. в 10-ый день мая».

Две цистерны, которые мы видели в начале экскурсии, были не единственные в городе. Перед нами еще одно сооружение-цистерна. Она круглая в плане и была перекрыта купольным сводом и с поверхности земли была практически не видна. С запада к цистерне подходила линия глиняного водопровода, а с востока внутрь цистерны можно было спуститься по каменной лестнице. В городе существовала масса других цистерн многие, из которых выглядели с поверхности земли как обычные колодцы. Под ними находились емкости для воды, сложенные из камня которые заполнялись водопроводной водой.

Здесь же у стен музея находятся предметы, связанные с историей виноделия в районе Судака. Во время приготовления вина в древности виноград давили два раза: первый раз ногами, а второй — при помощи каменных прессов, которые видны здесь. При давке винограда каменным прессом измельчались виноградные косточки от чего вино приобретало горьковатый привкус. Такое вино считалось второсортным, но, тем не менее, употреблялось в пищу.

Музей расположен в здании, которое обычно называется мечетью. Архитектура постройки имеет многочисленные аналогии в мусульманской культовой архитектуре XIV в. Малой Азии и Крыма. Центральная часть здания представляет собой кубическое сооружение, перекрытое сферическим куполом покоящемся на т.н. гофрированных тромпах. С севера к основному объёму примыкает открытый притвор, отделённый от него тремя пролётами стрельчатых арок, установленных на капители пилястр и двух квадратных столбов. К основному помещению с востока в древности примыкала открытая на восток арочная галерея, в сторону которой стены были прорезаны оконными проёмами, богато украшенными резным орнаментом. Над лестницей ведущей к двери здания находилась купольная сень. Столь характерные черты малоазийской архитектуры второй четверти XIV в. не оставляют сомнения, что постройку начинали возводить как мечеть. Строительство началось перед самым захватом города генуэзцами, но ее строительство в этом качестве не было завершено. Это хорошо видно по тому, что в здании не была закончена резьба по камню. Резной орнамент на капителях закончен только на одной из 8 граней. Резьба вокруг михраба (алтарная ниша, куда обращают свой взор молящиеся мусульмане) так же доведена только до половины высоты, а в аналогичных сооружениях Малой Азии орнамент спускался до самого пола. Остался не орнаментирован и наличник входа, на блоках которого сохранились только подготовительные штрихи. В северо-восточном углу здания сохранилась шахта со следами винтовой лестницы, выводившей на минарет, ещё существовавший на момент занятия города российскими войсками. Внутренняя поверхность стен аналогичных мечетей обычно покрывалась изразцовой плиткой. Одну из плиток, вероятно, приготовленных для строительства мечети, обнаружили в 1926 г. при раскопках рядом с мечетью.

Когда Солдайя была захвачена генуэзцами, строительство здания было временно прекращено. Через 7 лет после захвата города генуэзцы обратили недостроенное здание мечети в католическую церковь, оштукатурив стены внутри здания и покрыв их росписями с изображениями христианских святых. Над михрабом появилась латинская строительная надпись: «Во имя Христа. Аминь. 1373 г. 4 января это здание повелел построить господин Г. Каталани. Христос, спаси». Под надписью расположено два герба. Левый, с изображением трехбашенного замка – герб генуэзской Каффы, а справа – герб с изображением львиной морды – герб рода Каталани.

После 1475 г. здание было вновь обращено в мечеть и известно в источниках как Падишах-Джами или Баязид-Джами. С 1778 по 1816 гг. здание служило православной гарнизонной часовней, некоторое время после того – лютеранской кирхой, а с 1883 г. – армяно-католическим храмом. С 1926 г. в «храме с аркадой» располагается историко-археологический музей.

Консульский замок — это отдельный замкнутый узел обороны в восточной части цитадели Солдайи. Он состоял из трех башен, соединенных крепостными стенами. В средние века он служил резиденцией и жилищем генуэзского консула — главы генуэзской администрации Солдайи. Консул избирался  обычно на срок около одного года и получал за свой исполнение своей должности высокое жалование. Как правило, на должность консула избирались представители знатных генуэзских родов, чаще всего из жителей самой Генуи. Как правило, до вступления в должность консул никогда не бывал в Солдайе. Это обстоятельство считалось важным для того, что бы чиновник не мог использовать свое должностное положение в корыстных целях. У консула не было своего жилья в городе, поэтому его жилищем и военной резиденцией был консульский замок.

Во двор замка можно было попасть через единственную калитку, защищенную прямоугольным барбаканом. На случай осады со стороны южного склона в древности был устроен потайной выход, который выводил на узкую тропинку, шедшую по трещине скалы к берегу моря. Турецкий путешественник XVII в. Эвлия Челеби пересказал в своих путевых заметках легенду о том, как в ночь перед штурмом Солдайи турецкими войсками в июне 1475 г. генуэзцы бежали по этой тропинке к берегу моря, где их ожидал корабль. Для охраны этой тропинки в южной башне были устроены бойницы направленные в её сторону.

Собственно, жилищем консула была самая большая башня крепости – донжон, который турки назвали Катара-Куле (Проклятая башня). Башня была четырехъярусная. Полуподвальный этаж занимала цистерна для воды объемом 40 куб м, а так же складское помещение. В помещение второго этажа можно было попасть через дверь во дворе консульского замка, а так же через перекидной мостик со стены цитадели Солдайи. В восточной стене второго этажа находится арочная ниша, в которой сохранились еле различимые остатки средневековой росписи. Очевидно, она служила домашним алтарем консула. В северной стене второго этажа находится ниша большого камина, который обогревал помещение в зимнее время. Жилым был третий этаж башни. Этот этаж так же обогревался камином, находящимся в северной стене. В восточной, западной и южной стене находятся четыре окна, освещавшие помещения. Сверху башня перекрыта каменным сводом, покоящемся на двух подпружных арках. Над сводом находилась боевая площадка, с которой можно было вести оборону консульского замка.

Специальными постановлениями генуэзских властей консулам запрещалось находиться вне стен крепости. Поэтому, можно с уверенностью сказать, что каждый из них проводил большую часть времени в должности консула в стенах этой башни.

Мы находимся в цитадели Солдайи — замке св. Ильи. С северной стороны его защищают крепостные стены с тремя башнями. Единственные ворота были защищены прямоугольным барбаканом построенным в 1426 г. при консуле Франческо ди Камилла. В стенах ворот расположено несколько круглых бойниц, предназначенных для стрельбы из огнестрельного оружия, что говорит о том, что оно было на вооружении воинов, защищавших генуэзскую Солдайю. К западу от ворот находится башня, которая обычно называется Георгиевской. В нижнем этаже башни в средние века была расположена христианская часовня, расписанная фресками. К востоку от неё археологами исследован небольшой некрополь, погребения в котором совершались в плитовых могилах, по христианскому обряду. Существование часовни может говорит о том, что над зубцами башни находилось стропильное перекрытие, защищавшее людей, находившихся в часовне в зимнее время.

Стены цитадели защищают узкую полосу поверхности скалы, на которой могло разместиться не более 10 построек. Цитадель была необходима не как место сосредоточения главных общественных  зданий города, а предназначалась для концентрации защитников Солдайи в случае прорыва врагами внешней линии обороны. Из цитадели вела тропа, по которой можно было через вершину горы попасть в портовую часть города. Защитники крепости могли таким образом попасть на корабли и избежать пленения неприятелем.

На самой вершине горы, на высоте 162 м от уровня моря, находятся руины одной из самых больших отдельно стоящей башен крепости, ныне носящей название Дозорной или Девичьей башни. На восточной стене одного из помещений башни до конца 20-х гг. ХХ в. была различимы остатки живописного изображения Богоматери, парящей на облаках, сердце которой пронзено семью мечами (Madonna Miserecordia). Мечи символизировали людские горести, которые Богоматерь брала на себя, будучи заступницей за людей перед Богом.

С этой башней связывают легенду, записанную в середине 19 в. Она повествует о несчастной любви дочери правителя Судака к простому юноше. Отец девушки приказал отправить влюбленного юношу в море на корабле, приказав капитану убить его по дороге. Дочь правителя города, узнав об этом несчастье, с горя, бросилась со стен башни на скалу.

Оставив легенды в стороне, выясняется, что при генуэзцах башня была посвящена св. пророку Илие. Она служила резиденцией кастеляна замка св. Илии. Известно, что в этой башне какое-то время держали в почётном заключении двух братьев второго крымского хана — Менгли-Гирея, арестованных генуэзцами во время посещения ими Каффы, по просьбе самого хана из-за опасения в том, что они смогут попытаться стать его соперниками в борьбе за престол.

Экскурсия на этом закончена, обращаем внимание, что администрация музея категорически запрещает подниматься на скалы и крепостные сооружения, потому, что это связано с риском для жизни.

Текст завершен.

Если этот материал полезен или интересен Вам, пишите в комментариях чуть ниже. Если возникли вопросы, задавайте тоже с помощью комментариев, Отвечу обязательно.

Генуэзская крепость в Судаке (текст экскурсии)

   1 голос
Средняя оценка: 5 из 5
Буду Благодарна Вам за Репост!
Оставьте свой комментарий:

на Блоге
в Вконтакте
в Фейсбук